8 тревожных звоночков, красных флажков и печальных прогнозов для экономики Украины в 2018 году

Через год президентские выборы, поэтому 2018 — самый важный год для украинской экономики. За оставшийся до выборов год важно понять, какой наша экономика входит в избирательную кампанию. От шагов власти в этом году зависит, взлетит ли самолет украинской экономики или останется стоять на взлетно-посадочной полосе.

1. Низкий рост экономики не позволяет сократить разрыв даже с бедными странами Европы

Страны, как и люди, рождаются, растут и умирают. А еще болеют. Хроническая и запущенная болезнь Украины — слишком медленный рост экономики. С этой проблемой так или иначе связаны почти все остальные проблемы нашей страны.  

 

Экономики других развивающихся стран растут более высокими темпами, чем экономика Украины — в среднем их рост около 4% в год. Экономика Украина в 2017 году выросла на 2,5%. В 2018 году — на 3,2%. Роста 4% мы достигнем только в 2021 году.

 

Рост ВВП Украины

 

Экономики разных стран вполне можно сравнить с бегунами, которые соревнуются друг с другом: чем большую скорость ты возьмешь на старте, тем дальше останутся соперники. И если ты с самого начала взял хорошую скорость, то им будет сложно тебя догнать.  

 

ВВП на душу населения в Украине в 2017 году — 2,5 тысячи долларов. А в самой бедной стране ЕС, Румынии, — больше 10 000, в Польше — больше 13 тысяч долларов. Нашего незначительного роста экономики недостаточно, чтобы хотя бы сократить эту разницу.  

 

ВВП Украины на душу населения

 

2. Это значит, что украинцы будут выезжать из страны еще активнее  

Слабая экономика, которая почти не растет, вынуждает миллионы людей уезжать из Украины, и если наша страна прямо сейчас не сделает рывок, уезжать будут все больше.

 

Сейчас в Польше живут 1,2 миллиона мигрантов из Украины. Но и сами поляки уезжают в более богатые страны ЕС, потому что ВВП Польши в три раза меньше ВВП соседней Германии, зарплата в Польше в несколько раз ниже, чем в более развитых странах ЕС (и все равно Польша остается намного более богатой, чем Украина!). Сейчас за границами Польши живут по крайней мере 2,3 миллиона поляков. А это значит, что в стране есть "дыра" в населении — по крайней мере 1,1 миллиона человек. Которую в первую очередь заполняют украинцы и белорусы.  

 

миграция из Украины



Более того, население Польши продолжит уменьшаться. Если сейчас в стране живет 38 миллионов человек, то к 2050 году останется 34 миллиона.  

 

Кстати, экономика Польши в прошлом году выросла на 4,6%, что больше, чем 2,5% в Украине.

 

Нам нужно понимать, что это не только польские проблемы. В любой стране всегда найдется достаточно людей, готовых уехать ради более высокой зарплаты. Поэтому для многих соседей Украины привлекать наших граждан — очень привлекательный способ решения этой проблемы.  

3. А экономических оснований повышать зарплату нет — Украина не производит товаров, которые подняли бы экономику

Впрочем, есть один надежный способ простимулировать украинцев оставаться в Украине — повысить зарплату. Но как повысить зарплату, если производительность труда низкая? Ни один бизнесмен не будет повышать зарплату своему сотруднику, если тот не делает бОльший вклад в развитие компании.

 

производительность труда в Украине

 

Впрочем, в последние несколько лет производительность труда в Украине все-таки растет, но всего лишь на 1-4% в год. Но в Китае производительность труда не падала ни разу с 1991 года, и темпы роста — от 7 до 14% в год. В Польше рост не такой серьезный, но не прерывался с 2009 года и достигал 6%. В Таджикистане — 8%.

 

Фактически у нас нет экономических оснований повышать зарплату — снова отставание от конкурентов большое, и снова мы растет слишком медленно. С другой стороны, люди требуют от правительства повысить минималку, и оно, заигравшись в популизм, создает видимость заботы — резко повысив минималку и пенсии. А рост доходов без роста продуктивности приводит к инфляции.  

 

Чтобы расти высокими темпами, как Китай, и чтобы реально зарабатывать больше, необходимо уйти от нынешней модели экономики, основанной на экспорте сырья, и перейти к модели, при которой мы будем расти за счет инвестиций.

4. У правительства нет стимулов делать экономику конкурентоспособной — кризис не схватил его за яйца

В этом году внешние рынки помогут Украине не упасть в пропасть — цена нефти, судя по всему, вырастет, и это подтянет вверх цены на важные для нашего экспорта товары: зерно, химию и металлы. Доходы от экспорта вырастут, .

 

Но это передышка на самом деле опасна для украинской экономики. Благоприятные цены — наша беда. Потому что когда экономика не катится в пропасть, у правительства нет стимулов проводить реформы. Армию мы начали реформировать только тогда, когда началась война. Невнятные экономические реформы власть делает под давлением МВФ. Обвал цен важные для нас товары и резкое падение экономики наконец схватили бы правительство за яйца, и ему пришлось бы срочно начать работать.

 

Только экономический поезд, который мчит под откос без тормозов, заставил бы власть создать антикоррупционный суд, снизить административные барьеры для бизнеса, разрушить монополии и создать все условия для инвестиций.

 

В начале 20 века Украина была экспортоориентированной территорией в рамках Российской Империи. 80% нашего экспорта составляли зерно, продукты питания и металлы. В 2017 году 55% нашего экспорта составляли зерно, продукты питания, металлы, минеральное сырье. Прошло 100 лет. Расстояние, на которое тогда уходили месяцы, сейчас на самолете можно преодолеть за пару часов. Но в экономике Украины за 100 лет ничего не изменилось. Фактически сейчас каждый украинский президент и премьер должны начинать свое утро с молитвы о том, чтобы ситуация на внешних рынках была благоприятной.

 

экспорт Украины  

5. Из-за черепашьих реформ инвесторы не доверяют Украине

С одной стороны, у нас есть расшатанная экономика с вялым ростом, ниже, чем у соседей и развивающихся стран. С другой — потребность в деньгах и нежелание менять сырьевую модель экономики на инвестиционную. А раз так, то одалживать деньги будут стоить дорого — потому что обмануть можно народ, но не инвесторов. Они не станут вкладывать деньги в экономику, у которой нет перспектив.

 

Поэтому если Украине одалживают деньги, то дорого за это просят. Украина разместила евробонды под 7,4%. При том для Ирака заимствования стоят дешевле — 7,1%, для Греции — 4,6%. А 7,4% — это уровень Беларуси или Таджикистана. И снова Украина оказалась в "хорошей компании".  

 

Еще одним серьезным вызовом для Украины является продолжение сотрудничества в МВФ. Украина ни разу не получала всю оговоренную с фондом сумму, потому никогда полностью не выполняла взятые на себя обязательства. И сейчас у политиков снова велик соблазн их не выполнить, потому что делать реформы — это всегда неудобно и невыгодно, если у власти остались "старые".

 

Но сейчас МВФ — это единственный реальный кредитор для Украины, потому что рейтинг Украины у ведущих рейтинговых агентств низкий, а это сигнал для инвесторов: осторожно, в этой стране очень большие риски. А раз большие риски, то и стоимость заимствования высокая. В такой ситуации деньги под нормальные проценты мы получим только от МВФ. А в ближайшие два года Украине нужно накопить 18 миллиардов долларов, чтобы рассчитаться с внешними долгами.

6. В 2018 году Украина должна потратить на 2,3% больше, чем заработать

Но это планы, и, вероятнее всего, в реальности дефицит бюджета будет больше — так в Украине было всегда. Откуда взять деньги стране с таким слабым ростом экономики, и без перспектив получить инвестиции — непонятно.

 

В то же время, половина экономики Украины находится в тени.

 

теневая экономика Украины

 

И если бы Украина наполовину уменьшила уровень коррупции, то это смогло бы перекрыть уровень дефицита бюджета. Вот почему МВФ, ЕС и США настаивают, что антикоррупционный суд важен, поэтому активисты так отстаивали создание платформы для госзакупок "Прозорро", и по этой же причине важно разрушить монополии, в том числе так называемые природные — например, позволить существовать другим ж/д-перевозчикам кроме "Укрзализныци".

7. Госдолг растет, и с ним растет безответственность перед нашими детьми 

В 2017 году Аргентина показала пример безответственности перед несколькими следующими поколениями — она разместила столетние облигации. Украина явно берет в качестве примера Аргентину, и это не самый лучший пример.

 

Сейчас Украина задолжала более 72% ВВП, и последние семь лет ежегодный прирост долга составлял почти 30%.

 

Если сравнивать с Америкой, Японией или многими странами Европы, кажется, что это не много. Но вся проблема в том, сколько страна платит за обслуживание долга. Сейчас Украина платит в виде процентов 5-6% ВВП. И растет на 2-3% в год. А значит, на эти несколько процентов разницы украинцы станут жить хуже.

8. Слабая экономика усилит социальное напряжение  

Самое неприятное во всех этих экономических рисках то, что экономика тесно связана с социальной сферой. Каждый доллар госдолга и каждый процент к росту ВВП непосредственно отражается на благосостоянии людей. Мировой опыт показал, что только страны, в которых экономика росла выше 5% в год могли эффективно бороться с бедностью. А это значит, что социальное напряжение будет нарастать. Люди, у которых не растет зарплата, но растут тарифы, которые видят, что вместо экономических реформ власть раздает экономические пряники успешным и близким к ней бизнесменам, в ближайшие пару лет будут очень злые на власть, и эта злость нарастает прямо перед выборами. И тогда общество становится очень восприимчивым к идеям популистов.

 

Важно понимать, что попытки встряхнуть экономику Украины реформаторскими законами всегда будут встречать бешеное сопротивление, и не только со стороны оппозиции, а со стороны власти.  Один только действенный антикоррупционный суд даст больший экономический эффект, чем все уже проведенные реформы вместе взятые, а заодно и посадит коррупционеров. Он станет настоящим ремнем для попы украинских коррупционеров. Поэтому они его так боятся и не допускают его появления.

 

Украина на самом деле способна стать восточноевропейским экономическим тигром. Китай уже показал, что отсталая страна может быстро превратиться в развитую. Но чтобы это случилось, нужны серьезные изменения в бизнес-климате. С 76 местом в рейтинге легкости ведения бизнеса и 130 местом в рейтинге восприятия коррупции никакого роста экономики не будет. И хотя во многих странах действительно нет антикоррупционного суда, но нет ни одной экономически успешной страны с высоким уровнем коррупции.  

 

Если украинская экономика будет расти на 3% в год, то мы догоним Польшу в середине века — и то, если польская экономика вдруг прекратит расти. Если рост будет 10% в год, то Польшу мы догоним через десятилетие. И глядя на решения, которые примут правительство и депутаты в 2018 году, мы поймем, какой путь они выбрали для Украины: застопорить экономику, чтобы и дальше выигрывать выборы благодаря подкупу бедного населения, или дать экономике возможность расти, чтобы дать возможность стране по-настоящему войти в Европу.



Благодарим за помощь в написании статьи Исполнительного директора Международного фонда Блейзера Олега Устенко.

Понравилось? Лайкни нас на Facebook